Russian (CIS)English (United Kingdom)
youtube_32x32

Уважаемые пользователи! Это старая версия сайта. Актуальная версия расположена по адресу: mednet.ru

ПК "Центр здоровья"

baner_MIAC

Баннер 120х240

Авторизация

Баннер
Баннер
Баннер
Нашли опечатку? Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.

29.09.2011 — Критерии эффективности: Интервью Владимира Стародубова «Медицинской газете»

Директор Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения Минздравсоцразви тия России Владимир Стародубов недавно получил из рук Президента РФ Дмитрия Медведева орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Так отмечен его большой вклад в развитие отечественного здравоохранения. Он один из немногих наших организаторов здравоохранения, который в своей карьере шаг за шагом прошел все звенья управления медициной. Свою трудовую деятельность после окончания Свердловско государственного медицинского института начинал хирургом и за ведующим операционным блоком городской больницы № 2 в Нижнем Тагиле. Позднее Владимир Иванович совмещает работу главного врача свердловской городской больницы № 27 с ассистированием на кафедре хирургии мединститута. Путь по служебной лестнице сделает множество последовательных поворотов, прежде чем 30 сентября 1998 г. его назначат министром здравоохранения РФ, а в ноябре - председателем правления Федерального фонда ОМС. Потом была отставка и возвращение весной 2004 г. к руководству отрасли. Его утверждают первым заместителем министра уже Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

Корреспондент «МГ» Алексей ПАПЫРИН беседует с академиком РАМН Владимиром СТАРОДУБОВЫМ о будущем здравоохранения, старых и новых проблемах отрасли, критериях оценки научных учреждений и наступающей модернизации.

Смысл преобразований

- Владимир Иванович, вы один из известных организаторов здравоохранения в нашей стране. Кто все-таки должен руководить лечебными учреждениями - менеджер или главный врач? Обязательно ли министру здравоохранения иметь высшее медицинское образование?
- Однозначного ответа на этот вопрос не существует. В начале 90-х годов Минздрав России издал приказ, который разрешил назначать на должности руководителей учреждений лиц, не имеющих медицинского образования. С тех пор прошло много времени, но таких руководителей насчитывается по-прежнему единицы. Как правило, даже они не совсем вписывались сначала в ту структуру управления, которая существовала. Я считаю, что сегодня во главе ЛПУ должен стоять современный менеджер.
Его базовое образование может быть медицинским и немедицинским. Безусловно, лучше, когда он имеет какие-то навыки и знакомство с системой здравоохранения. Давайте вспомним опыт зарубежных стран, где директора клиник - не врачи, а специально подготовленные люди, прошедшие подготовку по основам менеджмента. Однако они знакомы со спецификой работы лечебных учреждений. Этот подход мне нравится больше. Нас, врачей, готови ли к выполнению своей специальности, и мы, получив диплом врача, могли проявить организационные способности. В этом случае «отличившихся» выдвигали на руководящие должности. Самое главное, как идет процесс саморазвития, образования главного врача или министра. При такой системе зависит исключительно от него самого, насколько он порывает со своей первой врачебной специальностью и приходит во вторую - организатора здраво охранения. Зачастую выбор очень сложный: до конца жизни многие работают как по первой, так и по второй специальности. В современных условиях совместить это достаточно трудно. На мой взгляд, руководить лечебными учреждениями должны специально подготовленные люди, которые будут являться менеджерами в системе здравоохранения. А для этого их нужно готовить как управленцев, но со знанием «медицинского языка». Каждый руководитель ЛПУ обязан знать особенности деятельности медицинских учреждений, функционирования системы здравоохранения. Что касается более конкретной интерпретации вопроса, если бы функционировало Министерство здравоохранения России, то я бы сказал однозначно: во главе его должен стоять врач. Если же министерство является объединенным, отвечая за вопросы страхования, социального развития, пенсионного обеспечения, то руководителем его может быть и не медик. Главное все-таки не в том, кто является руководителем, беда в отсутствии преемственности в работе аппарата среднего звена, которое должно работать, несмотря на то, что верхушка министерства, п р е д п о л о ж и м, ушла в отставку. Конечно, ни кто не сможет отрицать необходимость изменений... Но нельзя менять аппарат сверху до низу. Та институциональная память, которая сохраняется его специалистами, необходима для принятия грамотных решений, она не должна теряться. С этой точки зрения, аппарат министерства должен быть более стабилен. Пример в этом демонстрируют западные страны, несмотря на то, что руководство уходит в отставку, аппарат как работал, так и продолжает работать, выполнять возложенные на него функции...

- Государственная Дума РФ отложила рассмотрение закона «Об основах законодательства в здравоохранении» до осени. Как вы считаете, этот проект нуждается в существенной доработке?
- Я приехал в академию с заседания, которое проходило под эгидой «Народного фронта». Его вела заместитель председателя Совета Федерации Светлана Орлова, двумя сопредседателями в заседании выступали министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова и президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль (недавно эта общественная организация вступила в «Народный фронт»). Конечно, высказывались на встрече различные точки зрения, но рефреном звучало - новый закон нужен нашей стране. Что касается самого закона, я предпочитаю его не комментировать. Дело в том, что в рамках Комитета по охране здоровья Государственной Думы РФ созданы две рабочие подгруппы. Одну возглавляет депутат Николай Герасименко, вторую - я. Мы работаем над различными предложениями по изменению статей закона, чтобы учесть мнение медицинской общественности. Естественно, на этих заседаниях присутствуют представители Минздравсоцразвития России, Министерства финансов, других заинтересованных ведомств. Работа идет в открытом режиме. Принципиальные расхождения - роль общественно-профессиональных объединений. Здесь не удается достичь консенсуса. Определенные сложности вызывает статья 67 в старой редакции, она касается сохранения льгот медицинским работникам в сельской местности. Минздравсоцразвития России поддерживает это предложение. Осталось согласовать его с Министерством финансов РФ. Поскольку введение такой нормы потребует дополнительных финансовых затрат.

- Вы были министром здравоохранения, позже работали заместителем у министра Зурабова. Поэтому прекрасно можете оценить, в чем могут быть трудности в выполнении программ модернизации здравоохранения?
- Программа модернизации здравоохранения идет в рамках политики Правительства РФ. Реализация Национального проекта «Здоровье» позволила решить только часть проблем здравоохранения. В первую очередь это создание условий для работы поликлиник. Для этого приобреталось необходимое оборудование, вводились доплаты врачам амбулаторного звена. Во-вторых, улучшалось качество скорой медицинской помощи. Вне рамок нацпроекта оставались стационары, ремонт лечебных учреждений, повышение заработной платы узким специалистам и врачам стационаров. С моей точки зрения, модернизация продолжит улучшение материально-технической базы здравоохранения. Отрасль нуждается в этом. Цифры износа основных фондов лечебных учреждений впечатляют. Если мы не хотим, чтобы в здравоохранении появилась своя «Саяно-Шушенская ГЭС», то нужно направить деньги, чтобы привести в порядок больницы и поликлиники. Есть регионы, где дела обстоят лучше, в других - хуже. Программа модернизации за счет принятия решений на федеральном уровне позволяет существенно изменить положение. Критика раздается не из-за того, что Правительство РФ собирается делать. Организаторы здравоохранения просто предлагают включить в эту программу дополнительные направления. Давайте вспомним, что было, когда министерство подняло заработную плату участковым терапевтам и педиатрам, но не смогло изыскать средства для ее повышения узким специалистам и врачам стационаров. Нас жестко критиковали за это. Сегодня ситуация аналогичная: государство вкладывает огромные средства в улучшение материально-технической базы здравоохранения, оппоненты недовольны: почему не повышается заработная плата врачам? Дело в том, что никуда не уйти от выбора приоритетов. Иначе средств, направляемых на модернизацию здравоохранения, не хватит. В этой связи министерство действует абсолютно последовательно. Сначала улучшается материально-техническая база здравоохранения. А с 2013 г., когда все деньги пойдут через систему ОМС, это отразится на заработной плате специалистов и подготовке медицинских работников. Между тем, выполнение программы модернизации только началось, подводить итоги рано. Они появятся по результатам 2011 г. Сейчас деньги поступают в регионы, они должны грамотно ими распорядиться. Оценить эффективность их использования можно будет только в какой-то отдаленной перспективе.

- Немного о личном: трудно ли было уходить с высокого поста министра и заместителя министра? Самые сложные и счастливые моменты, когда вы стояли во главе отрасли?
- Парадоксально, но уходить всегда легко. Скажу честно, это не самые несчастные моменты в моей жизни. Огромная нагрузка, которая ложится на плечи людей, работающих на таких должностях, на таком уровне, чрезмерная. Исполнительная власть задает ускоренный темп и ритм работы, остается совсем мало времени на семью, решение личных проблем, не говоря уже об отдыхе. Именно поэтому момент отставки ассоциируется с каким-то ясным днем, когда небо очищается от туч, с тебя снимается груз ответственности и можешь прийти в себя, перейти на более планомерный режим работы. Что касается радостных и грустных дней, работа на таком уров не - это калейдоскоп решений, за которые несешь персональную ответственность. Когда разрабатывалась программа «Здоровье» и расписывались новые возможности, которые она открывала, разве могло это не вызывать положительные эмоции? Или вспомним закон об ОМС, который принимался в 1991 г. На тот момент это было революционным изменением в здравоохранении. Точно также реформироваться отечественному здравоохранению помогал и другой закон «Об основах законодательства об охране здоровья граждан», вступивший в силу в 1993 г. В 1997 г. мы утвердили концепцию развития здравоохранения России. Все эти моменты остались в памяти светлыми и за поминающимися. Потому что принимались законодательные акты, решения Правительства РФ, позволяющие надеяться, что ситуация в отрасли изменится к лучшему. Как и любого человека, посещали и разочарования, когда что-то не получалось. Выверенные и обоснованные решения порождали, в силу разных обстоятельств, негативные, «побочные» последствия. Это, конечно, достаточно тяжело воспринималось по-человечески. Ведь каждый нормативный акт проходил через горнило проверки целой группы специалистов. Когда же ставишь последнюю или предпоследнюю подпись, то берешь на себя всю ответственность за качество их работы. Это тот тяжкий груз, который придавливает, заставляет крайне серьезно относиться к работе с документами. Есть моменты, о которых, безусловно, приятно вспомнить, но побед не бывает без по ражений. Хочу сказать, что руководить отраслью - это очень интересная, творческая и сложная работа. Когда твои решения способствуют развитию здравоохранения, это приносит настоящее удовольствие.

Аудит - слово интересное

- Недавно вас избрали вице-президентом РАМН. Какие проблемы, на ваш взгляд, должно в первую очередь решать руководство медицинской академии? Какое направление курируете вы в РАМН? Что должно измениться в этой авторитетной научной структуре?
- В первую очередь я хотел бы поблагодарить членов академии за то доверие, которое они мне оказали. Президенту РАМН Ивану Дедову надо сказать отдельные слова благодарности за то, что он выдвинул меня на столь высокий пост. Работа в президиуме в какой-то мере похожа на работу в исполнительной власти, когда она определяет направления развития медицинской науки. Безусловно, в РАМН более демократический стиль принятия решений. Но вместе с тем та исполнительская дисциплина, которая должна присутствовать в любой структуре, в РАМН нуждается в коренном улучшении. Моя задача как вице-президента РАМН наладить работу аппарата. Чтобы предложения и вопросы, по которым принимаются решения, выполнялись на достойном уровне. Кроме того, я курирую также развитие профилактических направлений медицинской науки. Это также большой раздел работы академии. Наконец, что касается общеэкономических проблем, то мы должны перейти на новые критерии оценки
деятельности учреждений РАМН. На это вышли нормативные акты Правительства, Министерства науки и образования, Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Эти критерии позволят по-другому взглянуть на деятельность научных учреждений. Мы должны до конца года внедрить их. Это станет одной из основных задач аппарата. Мне как вице-президенту РАМН поручено регулировать вышеперечисленные направления. Существуют три приоритета в мировой медицинской науке: это вопросы, связанные с протеомикой, с развитием медицинской техники, информационные инновационные технологии. К сожалению, наши возможности по этим направлениям весьма ограничены. Я думаю, что они нуждаются в усилении. В то же время, когда мы смотрим какие-то прорывные технологии, появляющиеся на Западе, читаем публикации, обозначающие тренды в развитии мировой медицинской науки, то понимаем, что мы отстали. Есть в России ряд молодых и известных специалистов в этих областях, которые на Западе высоко котируются и часто цитируются. Необходимо оказывать им поддержку.

- Главный специалист ЦНИИОИЗ, управляющий директор венчурного фонда «Максвелл Биотех» Наталья Куракова выступила недавно с серией публикаций в СМИ и
Интернете о новых принципах и моделях финансирования российской науки с 2012 г. По ее мнению, основными тенденциями развития науки нового десятилетия будут являться поддержка сильных дополнительным финансированием и присвоением новых статусов, принятие радикальных мер в отношении утерявших свои ресурсы организаций, смещение приоритетов финансирования в пользу вузовской модели и т.д. Насколько реально так быстро принять подобные правила? По вашей экспертной оценке, сколько научно-исследовательских институтов прекратят в этом слу чае свое существование?

- Отмечу, что серия таких публикаций продолжится. Наталья Глебовна недавно перешла на работу в академию. Она руководит ин новационным отделом, который помогает нашим институтам освоить новые критерии. Это позволит более тесно сотрудничать с мировым сообществом ученых. Если мы хотим быть услышаны коллегами на Западе, в Китае, других крупных странах, то нам предстоит соблюдать те правила, по которым функционирует наука во всем мире. Обо всем этом Наталья Глебовна говорит и печется. Именно поэтому мы уже начали проводить целую серию занятий с представителями вузов, научных центров и институтов. На семинары приглашаем директоров и специалистов учреждений не только подведомственных РАМН, но и ФМБА, Минздравсоцразвития России, Роспотребнадзора. Мы не делим специалистов на «своих» и «чужих». С этой точки зрения те вещи, о которых она говорит, пропагандирует, «вписываются» в изменения, которые будут происходить в РАМН. На последнем президиуме выступал президент Иван Дедов с вопросами, связанными с инновационным развитием наших НИИ. Мы должны дать каждому учреждению шанс выжить. По моим оценкам, на сегодняшний день не выдержат работы по новым прави лам 10-15% научных учреждений. Но здесь не надо быть пессимистами, нашими учеными создаются и прорывные технологии. Мы ими вправе гордиться. Государство будет развивать и поддерживать таких разработчиков. Но мы не можем не говорить о переходе на новые критерии оценки, со временем он повлечет изменения схемы финансирования. К этому научным учреждениям нужно готовиться. Иначе они не будут востребованы, и их постигнет печальная судьба. Я думаю, надо смотреть на вещи объективно, отбирать, усиливать институты и центры, которые способны работать по-новому.

- В этом году началась масштабная модернизация российской науки. Первым ее этапом станет аудит научного потенциала всех государственных научно-исследовательских учреждений и вузов. Будут ли проводиться аналогичные мероприятия в отношении медицинских НИИ?
- Аудит слово интересное. Если финансово-экономическую деятельность легко проверить, опираясь на определенные цифры и пока затели, то с научной деятельностью всё труднее. Как я уже говорил, здесь нет согласованных позиций, как оценивать результаты научной деятельности. Да, на Западе выстроена своя, работающая система, но и там идут жесткие споры, какие изменения необходимо в нее внести. С другой стороны, есть подходы, которые принимаются всем научным сообществом. Кроме того, много споров всегда вызывает перспективное планирование фундаментальных изысканий. Как оценивать задуманный результат, никто еще не сказал. Ведь отрицательный результат - это тоже результат. У нас слабое место в плане инновационного развития, что деньги на научные исследования вкладывает в основном государство. Частный сектор практически не участвует в этом. Хороший пример на Западе - фармацевтический сектор, куда государство, как правило, не перечисляет ни копейки. Но фармацевтические компании тратят на разработку новых препаратов гораздо больше денег, чем наше государство выделяет в целом на медицинскую науку. Поэтому надо как увеличивать государственное финансирование науки, так и развивать частно-государственное партнерство. Это поможет поддержать те направления, которые являются перспективными для нашей страны.

Международное сотрудничество и перспективы.

- ЦНИИОЗ достаточно успешно налаживает международное сотрудничество. Какие направления станут главными в этой области в ближайшие годы?
- Первый блок такого сотрудничества связан с обеспечением взаимодействия с международными организациями. В первую очередь с Организацией Объединенных Наций, Всемирной организацией здравоохранения. Это направление получило дополнительный импульс. Отмечу, что недавно впервые в истории современной России проводилась встреча министров здравоохранения планеты под эгидой ООН по профилактике неинфекционных заболеваний. Со времен Алма-Атинской конференции подобное мероприятие не проводилось у нас в стране, поэтому названный форум стал огромным событием. Проведение этой конференции свидетельствует, что Россия набрала определенный вес в международных организациях. Тем более что эта встреча по профилактике неинфекционных патологий получила дальнейшее продолжение. Вопросы, которые обсуждались на уровне медицинского экспертного сообщества, в сентябре будут рассмотрены на Генеральной ассамблее ООН. Свое мнение о высказанных медиками рекомендациях скажут главы правительств, государств. Это серьезный успех нашего министерства. Свою маленькую толику в успех этой конференции мы тоже внесли. Второе, впервые в Москве европейское бюро ВОЗ провело свою юбилейную ассамблею, где также шло обсуждение развития здравоохранения в регионе. Это успех России. Мероприятия идут одно за другим. Мы многое сделали во взаимодействии с Глобальным фондом. Нельзя не сказать и о двустороннем сотрудничестве. Здесь складываются достаточно плодотворные связи с США, странами «Северного измерения» (это отдельный формат), с Германией, Францией, Великобританией. Мы сотрудничаем на уровне экспертного сообщества, чтобы решать проблемы снижения заболеваемости различной патологией (в том числе инфекционной, СПИДом). Договариваемся о продвижении методик, которые хорошо зарекомендовали себя за рубежом, чтобы внедрить их в Российской Федерации. В этом направлении институтом проводится достаточно большая работа. В рамках «Северного измерения», например, наша страна является сопредседателем. Наши специалисты прилагают большие усилия, чтобы поддерживать те мероприятия, которые намечены в рамках этой организации. И перспективы там достаточно хорошие и интересные.

- На ваш взгляд, каким будет отечественное здравоохранение в ближайшие годы?
- Критериями оценки работы здравоохранения являются пока затели здоровья. Что бы там ни говорили о том, что не всё в охране здоровья зависит от медиков, государство предприняло ряд мер, которые позитивно сказались на этих показателях. Другое дело, что «сливки» уже сняты, и каждый процент снижения теперь будет даваться с большим трудом, потребует огромных усилий. Например, для снижения младенческой и материнской или общей смертности. Мы немного запоздали с открытием сосудистых центров, в намеченные сроки не смогли запустить центры высоких медицинских технологий. В этом вина и прежнего министерства, к руководству которого я относился. Когда поступает новая аппаратура, повышается заинтересованность врачей, работа ведется на другом уровне. Первичные сосудистые центры должны были выявлять эти заболевания как основную патологию, которая влияет на высокий уровень смертности. Дальше лечение таких больных должны были подхватить региональные центры и областные центры высоких медицинских технологий. Цепочка должна была замкнуться. Но с этим мы опоздали, жаль. В результате очень трудно надеяться, что сохранится прежняя тенденция сокращения смертности по этому классу заболеваний. Что касается показателей смертности от онкологических заболеваний, я думаю, что если они и будут уменьшаться, то медленными темпами. Третья составляющая высокой смертности населения России - неестественные причины, наркомания и т.д. - эти показатели будут постепенно улучшаться. Модернизация здравоохранения обещает многое сделать для улучшения материальной базы ЛПУ. Но всё отчетливее будет проявляться проблема наличия и подготовки врачебных кадров. За последние годы уровень ее начал снижаться. Последипломная подготовка нуждается в улучшении. Она должна быть связана с системой оплаты труда. Сегодня она мало зависит от квалификации работника. Восемь часов отработал и получил свои деньги. Это неправильно, оплата труда должна зависеть от квалификации и качества выполненной работы. Система ОМС должна в ближайшие годы поставить зависимость размера заработанных средств больницей от объемов проведенной работы. Нужно создавать адекватную систему оплаты труда. В этом случае качество работы медиков станет намного лучше. Мне кажется, кадровая составляющая неизбежно выйдет на первый план. В душе я оптимист и хочу на сегодняшнем посту потратить силы и знания на преобразование отрасли, отвечающей за здоровье человека. Ответственность за его будущее лежит и на мне, гражданине России.

- Позвольте немного с опозданием поздравить вас с высокой правительственной наградой. Вы ее заслужили честным трудом.

Источник: Медицинская газета, №64 от 24.08.2011 г.

 

Сохраните у себя, чтобы не забыть: